Новости [экономика]

Правительство положило шельф на полку

29 мая 2020 г. ИРТТЭК

Правительство передумало создавать госкорпорацию по освоению нефтегазовых ресурсов российского арктического шельфа. Идея, автором которой был вице-премьер Юрий Трутнев, с самого начала вызывала много вопросов. Кризис обнулил вложения в новые добычные проекты на годы вперёд. Поэтому надобность в корпорации, главная функция которой – распределять лицензии и присматривать за созданием консорциумов по освоению морских месторождений Арктики, окончательно отпала.


Материал подготовлен коллективом Института развития ТЭК (ИРТТЭК) специально для издания ТОПНЕФТЕГАЗ.

 

О том, что правительство решило отказаться от создания «Росшельфа» и передать его функции одной из уже существующих госкорпораций (скорее всего это будет принадлежащий Внешэкономбанку Фонд развития Дальнего Востока и Арктики), стало известно на прошлой неделе. Как сообщил «Интерфакс» со ссылкой на источники, вице-премьер Юрий Трутнев поручил профильным министерствам доработать соответствующие поправки в законы.


Юрий Трутнев фактически подписал приговор собственному детищу – именно по инициативе вице-премьера в конце 2019 года был разработан законопроект о создании «Росшельфа». Проект должен был стать частью плана по расширению допуска к месторождениям арктической зоны частных инвесторов. За такое расширение активно ратовал глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов. Компания даже приняла участие в создании законопроекта «О морских нефтегазовых объектах», который должен был окончательно определить статус шельфовых проектов и облегчить создание консорциумов по их реализации. Против выступала «Роснефть», представители которой традиционно использовали охранительную риторику: шельф – стратегическая территория, либерализация доступа к которой приведёт к расхищению национального достояния иностранцами. Собственно, вся история с созданием госкорпорация была, по-видимому, способом обезоружить противников либерализации – мол, у государства остаются все рычаги контроля.


Неэффективная монополия


Необходимость изменений в порядке допуска на арктический шельф ко времени появления законопроекта о «Росшельфе» стала уже очевидной. Еще летом прошлого года Юрий Трутнев в письме на имя президента Владимира Путина констатировал, что «арктический шельф не работает на развитие экономики страны». В 2012 году исключительное право работать в Арктике получили компании, где государству принадлежит контрольный пакет и с опытом работы не менее пяти лет. На тот момент под это определение попадали только «Газпром» и «Роснефть». В общей сложности эти две компании (плюс примкнувшая к ним «Газпром нефть») получили 69 лицензий, обязавшись за 20 лет пробурить 86 скважин. Однако на момент написания письма пробурено было лишь пять. С огромным скрипом и неоднократным переносом сроков удалось запустить один-единственный проект – платформу на месторождении «Приразломное». Невыполнение обязательств со стороны фактических монополистов Юрий Трутнев объяснил отсутствием конкуренции и предложил открыть арктические месторождения для частных инвесторов – в консорциуме с госкорпорацией. Еще в конце прошлого года чиновники уверенно говорили, что законы, разрешающие доступ «частников» к проектам на шельфе Северного Ледовитого океана будут приняты уже в первой половине 2020 года. Но что-то пошло не так. Сначала против создания «Росшельфа» единым строем выступили Минприроды и Минэнерго. В письме замминистра энергетики Павла Сорокина, направленном в Минвостокразвития (курировало законопроект о создании госкорпорации) говорилось, что проект содержит множество недоработок и несоответствий. Минприроды в своём отзыве и вовсе усомнилось в целесообразности создания новой структуры.


Большой знак вопроса


Вся эта дискуссия происходила в середине февраля, когда еще не были очевидны масштабы катастрофы, постигшей в скором времени мировую экономику. Когда это понимание пришло, похоже, даже самые ярые лоббисты с обеих сторон потеряли интерес к арктическим проектам. Несмотря на то, что в море сейчас добывается, по разным оценкам, 30-35% от общего объёма углеводородов, шельфовые проекты остаются рискованным капиталовложением. Тем более это верно для арктической зоны с её климатическими особенностями.Следует учитывать, что, несмотря на впечатляющие цифры потенциальных углеводородных ресурсов (запасы российского сектора арктического шельфа оцениваются в 150 млрд т нефтяного эквивалента), все они носят сугубо оценочный характер. Даже те запасы, данные о которых считаются достоверными, проходят по категориям С1+С2, то есть «слабо разведанные» и «перспективные неразведанные». «Степень разведанности шельфа крайне низкая – так, в Баренцевом море этот показатель составляет всего около 13%. А, например, по Карскому морю – меньше 1%. Море Лаптевых, Восточно-Сибирское море еще вообще не изучены, прежде всего в части бурения», – говорил в конце 2018 года на конференции «Арктический шельф и освоение Севера» заместитель директора Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН по инновационному развитию Леонтий Эдер. С тех пор ситуация практически не изменилась. По оценке Эдера, о рентабельности добычи на арктическом шельфе можно говорить при цене нефти выше $100 за баррель. Сегодня такие цифры кажутся нереальными. Мировая нефтяная отрасль действует в парадигме Lower Forewer – исходит из того, что цены на нефть в обозримой перспективе будут низкими и снижает расходы, в приоритетном порядке, на освоение новых месторождений. Понятно, что арктические морские проекты, требующие огромных затрат на доразведку и освоение, стоят последними в очереди в кассу. В таких условиях создавать госкорпорацию, в функционале которой значится «привлечение иностранных и российских инвестиций в целях разведки арктического... шельфа и разработки его минеральных ресурсов» – значит выставлять себя на посмешище.

 

Never say never again


Впрочем, возможно, к этой идее ещё придётся вернуться. Уже начинают раздаваться голоса экспертов, предупреждающих об опасности всеобщего отказа от инвестиций. Так, 27 мая на ресурсе Oilprice.com была опубликована статья, автор которой, Алекс Кимани, утверждает, что дефицит нефти может стать реальностью уже в недалёком будущем. Это станет следствием сокращения затрат со стороны нефтяных компаний. В лучшем случае они упадут на треть, до $450 млрд. Пессимистический же сценарий, при котором цена нефти будет ниже $34 за баррель, предусматривает снижение инвестиций до $380 млрд в 2020 году и до $300 млрд – в 2021. Между тем еще в 2018 году Международное энергетическое агентство выпустило доклад «Сокращая цифры: идём ли мы к шоку поставок». Его авторы подсчитали, что при полном отсутствии инвестиций в период 2017-2025 гг. снижение предложения составило бы 45 млн баррелей в день. Отказ от инвестиций в освоение новых месторождений в тот же период означал снижение на 27,5 млн баррелей в сутки. Напомним, что даже в самый тяжёлый для нефтяной индустрии период снижение потребления не превышало 30 млн баррелей в сутки, а в целом оценивается на уровне 10 млн баррелей в сутки.
Таким образом, делает вывод Кимани, если отказ от инвестирования продлится хотя бы 2-3 года, по истечении этого времени мир может неожиданно столкнуться с дефицитом предложения на нефтяном рынке.
 

363 просмотров
0 комментариев (+добавить)

Еще по теме:

Подписка на новости

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?