Новости [экономика]

Кто разгоняет мировой ВВП?

18 августа 2017 г. TOPNEFTEGAZ

Еврозона и Япония, до этого тормозившие рост глобального ВВП, теперь, напротив, способствуют его восстановлению, пишет Bloomberg. Такую оценку агентство сделало на основании консенсус-прогноза аналитиков на второй квартал

Глобальное ускорение

Рост глобального ВВП во втором квартале ускорился до 2,5-летнего максимума и составил более 4% в годовом выражении, по оценке опрошенных Bloomberg аналитиков, сделанной на основании макроэкономической статистики. В 2017 и 2018 годах он составит 3,4 и 3,5% (для сравнения, в 2016 году рост был на уровне 3,1%, в 2015-м — 3,4%), следует из подготовленного агентством консенсус-прогноза. Прогнозы МВФ близки к тем, что опубликовало Bloomberg: 3,5 и 3,6% в 2017 и 2018 годах соответственно. Идет улучшение ситуации и в России, в том числе и благодаря компаниям, одну из которых можно увидеть, если зайти на этот сайт.

При этом восстановление мирового ВВП ускоряется за счет еврозоны и Японии, — экономик, до этого, наоборот, сдерживавших глобальный рост, отмечает Bloomberg. Статистика от Евростата и японского кабинета министров за второй квартал действительно указывает на то, что некогда «отстающие» экономики превращаются в «локомотивы» мирового роста.

Новые «локомотивы»

Экономика еврозоны после нескольких лет вялого роста, пишет Bloomberg, расширилась на 0,6 и 2,2% в квартальном и годовом выражении против 0,3 и 1,6% в соответствующем периоде 2016 года. Этому способствовал рост ведущей экономики блока — Германии (2,1% в годовом и 0,6% в квартальном выражении по сравнению с 1,8 и 0,5% в 2016 году). При этом сразу несколько стран продемонстрировали лучшие показатели роста за последние годы. Испания отчиталась о лучших показателях по росту за два года (0,9 и +,1% в квартальном и годовом выражениях против 0,8 и 3,4% в 2016 году), а Италия, одно из «слабых звеньев» валютного блока, может завершить год лучшими данными по росту ВВП с 2010 года (более 1%), прогнозирует Bloomberg. Во втором квартале страна показала рост на 0,4 и 0,5% в квартальном и годовом выражениях против 0,1 и 0,8% годом ранее. Рост экспорта и инвестиций помог Франции увеличить ВВП на 1,8% в годовом и на 0,5% в годовом и квартальном выражениях, обеспечив самый высокий продолжительный рост экономики с 2011 года. Тогда Франция зафиксировала рост на 0,9% в квартальном и на 2,2% — в годовом выражении.

Сейчас экономика еврозоны демонстрирует уверенное восстановление, которое носит более широкий характер, чем за последние годы, что свидетельствует об устойчивости этого роста к внешним шокам, сказал Bloomberg экономист женевского банка Banque Pictet & Cie Фредерик Дюкрозе.

Что касается Японии, то ее ВВП в апреле—июне увеличился на 1% в квартальном выражении и на 4% — в годовом (против 0,4 и 1,7% в соответствующий период в 2016 году). Таким образом, Япония вышла на первое место в рейтинге стран G7 по темпам экономического роста за отчетный квартал в годовом выражении. Япония демонстрирует экономический рост шестой квартал подряд на фоне самого высокого за последние годы внутреннего спроса. Эта динамика увеличивает вероятность устойчивого восстановления экономики, которая в последние годы характеризовалась низкой инфляцией и отрицательным приростом населения.

«Мы начали наблюдать больше четких признаков повышения внутреннего спроса», — сказала агентству Кэти Мацуи, главный стратег по Японии банка Goldman Sachs.

«Свежие данные указывают на самое масштабное одновременное восстановление, которое мировая экономика демонстрировала за минувшее десятилетие, — написал в своем блоге главный экономист МВФ Морис Обстфельд. — Мировая торговля также выросла, и в ближайшие два года темпы ее роста будут опережать темпы увеличения глобального ВВП».

Статистика по второму кварталу в еврозоне была ожидаема, восстановление экономики там началось еще в прошлом году, сказал РБК ведущий экономист Danske Bank Владимир Миклашевский. «А Японию можно назвать приятной неожиданностью: ЦБ Японии постоянно придерживался мягкой денежно-кредитной политики, и никаких результатов это не давало довольно долго. Результат мы видим только сейчас, — отметил эксперт. — В целом по еврозоне мы наблюдаем уверенный рост даже в странах Восточной Европы — в Польше, Чехии, Венгрии». По мнению экономиста, главный компонент, который может и обрушить, и ускорить мировой рост, — это Китай. Там наблюдается самая большая неопределенность: сейчас все рынки и аналитики в ожидании осеннего съезда Компартии Китая и того, какие меры там будут приняты. В долгосрочной перспективе рост и ЕС, и еврозоны будет зависеть от Китая. На фоне этого снижается доля США в мировой экономике. Кроме того, там ожидается дальнейшее ужесточение дизельной политики, которое будет сдерживать экономический рост, объясняет Миклашевский.

В еврозоне довольно уверенно растут потребление, промышленное производство, экспорт. Однако такой рост экономики сдерживает курс евро, который значительно вырос, удивив многих аналитиков, добавил экономист. Это будет сдерживать инфляцию и в дальнейшем экспорт будет становиться все дороже. При этом потребитель в еврозоне себя чувствует вполне уверенно, уверен эксперт.

Рост в еврозоне и Японии начался после довольно продолжительного периода стагнации, считает декан факультета стратегического управления Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Александр Чеканский. По его мнению, это циклический экономический подъем, который всегда следует за спадом. «Говорить о превращении этих регионов в «локомотивы» мировой экономики преждевременно, — уверен эксперт. — В любом случае темпы роста в этих регионах ниже роста мирового ВВП».

По мнению профессора РАНХиГС Константина Корищенко, японские темпы роста находятся в пределах колебаний последних трех-четырех лет, а выводы о высоких темпах роста на базе только квартальных данных выглядят несколько оптимистично.

В Японии быстрый рост экономики во втором квартале отчасти компенсировал медленный рост в первом, отмечает старший аналитик Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Кирилл Кононов. Вместе с тем структурные проблемы — низкая инфляция, медленный рост зарплат — пока остаются, поэтому о долгосрочном ускорении говорить пока, наверное, рано, считает эксперт.

В еврозоне рост экономики действительно вернулся к устойчивому темпу роста около 2% в годовом выражении. Это произошло в условиях благоприятной конъюнктуры — сравнительно дешевого евро, что помогло экспорту, низкой стоимости сырья, минимальному ужесточению денежно-кредитной политики ЕЦБ, объясняет Кононов.

Рост экономик ЕС и Японии скорее выглядит внушительным на фоне сравнительно медленного роста экономики США. Их рост в среднесрочной перспективе по-прежнему будет отставать от роста мирового ВВП (3–4% в год), поэтому говорить о том, что они стали именно «локомотивами» роста, пока, наверное, рано, полагает экономист.

США и Европа

Впрочем, хотя Европа и Япония поддерживают глобальное восстановление, его судьба в итоге зависит от показателей двух крупнейших экономик мира — США и Китая, отмечает Bloomberg.

JP Morgan Chase на этой неделе повысил прогноз по экономике США на третий квартал до 2,25 с 1,75% в годом выражении. Ранее страна отчиталась о неожиданно высоких темпах роста розничных продаж в июле. Этот показатель поднялся до максимума с начала года — на 0,6% в месячном выражении. Во втором квартале американский ВВП повысился на 2,6%. Предыдущий максимум был зафиксирован в третьем квартале 2016 года (2,8%). Растущая занятость и улучшение ситуации с личными финансами оказывают поддержку американским потребителям, тогда как бизнесу помогают рост прибыли и минимальные процентные ставки. Кроме того, ускорение мирового роста уменьшило внешние риски для американской экономики, отмечает Bloomberg.

«Впервые за восемь лет восстановления отсутствуют серьезные препятствия для роста», — приводит агентство комментарий Марка Занди, главного экономиста Moody’s Analytics.​

Прогнозы по России

ВВП России во втором квартале 2017 года вырос на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщал Росстат. В последний раз рост экономики был настолько же высоким в четвертом квартале 2013 года, с тех пор он замедлился и перешел в рецессию в 2015 году, которая прервалась лишь в четвертом квартале прошлого года.

Москва, Россия (Фото: Олег Яковлев / РБК)
При этом, согласно консенсус-прогнозу аналитиков Bloomberg, риск рецессии российской экономики снизился до 10%, — минимума с начала отслеживания агентством этого индикатора в июне 2012 года. Опрошенные агентством эксперты ждут, что ВВП России увеличится на 1,4% в 2017 году и на 1,5% в 2018 году.

Минэкономразвития (МЭР) считает, что в целом за 2017 год рост российской экономики составит 2%. Центробанк ждет роста за год в диапазоне 1,3–1,8%. Одним из ограничений восстановления является ситуация на рынке труда, где уже наблюдаются признаки дефицита кадров в отдельных сегментах, отмечал регулятор. МЭР соглашается с ЦБ на тему рынка труда, отмечая положительную динамику в сфере занятости. Безработица «находится на рекордно низких за новейшую историю уровнях», а число безработных снизилось за год более чем на 400 тыс. человек, следует из июньского обзора министерства.

Danske Bank прогнозирует рост российской экономики на 1,2% в 2017 году. Но полагаю, что в ближайшие недели мы его пересмотрим в сторону повышения, сказал РБК Миклашевский. По его мнению, основной риск — цена нефти и главное, чтобы она не упала ниже $45 за баррель. С другой стороны, остаются геополитические риски, добавляет эксперт. «Недавно были введены новые санкции и с сентября США обещали ответить на сокращение персонала американской дипмиссии в России, — рассуждает экономист. — Посмотрим, как эти ответные меры ударят по потребителю, вырастет ли инфляция, как в 2014 году».

Вряд ли ВВП России поднимется выше 1,4%, сказал РБК декан факультета стратегического управления Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Александр Чеканский. Рост сдерживается низкой инвестиционной активностью, связанной с плохим инвестиционным климатом, который невозможно серьезно улучшить без радикальных институциональных реформ.​

По мнению старшего аналитика центра экономического прогнозирования Газпромбанка Кирилла Кононова, ВВП России вырастет на скромные 0,8–1%. Стагнация или медленный рост реальных доходов населения не позволят быстро расти потребительскому рынку, рассуждает эксперт. Инвестиции и промышленность также будут расти медленно, поскольку перспективы экономики неопределенны из-за медленного роста внутреннего потребительского рынка, продолжающихся изменений на нефтяном и газовом рынках, неопределенности в связи с будущими президентскими выборами, считает Кононов.

По прогнозу S&P, российская экономика вырастет на 1,5% в 2017 году и на 1,7% в 2018–2020 годах благодаря росту цен на энергоносители, росту реальной заработной платы и смягчению денежно-кредитной политики, сказал РБК директор группы суверенных рейтингов S&P Карен Вартапетов. Сдерживающими факторами, по его словам, остаются ряд структурных проблем, таких как слабая демография, невысокое качество бизнес-климата, высокая доля и низкая эффективность госсектора и международные санкции. 

324 просмотров
0 комментариев (+добавить)

Подписка на новости

РК 2014
 

Нужно ли приватизировать "Роснефть"?