Нефть Газ Туркменистана 20-22 ноября 2018

Аналитика [выставки]

Повышать нефтеотдачу нужно вместе с государством

23 января 2013 г. Деловой журнал TOPNEFTEGAZ №11/12, 2012

24-29 сентября в Курортном комплексе «Надежда» (г.Геленджик, с. Кабардинка) в рамках проекта «Черноморские нефтегазовые конференции» прошла ежегодная международная научно-практическая конференция «Строительство и ремонт скважин».

Организаторы, Научно-производственная фирма «Нитпо» и отраслевой журнал «Нефтегазовая Вертикаль», сделали все, чтобы данный форум как
всегда прошел на высоком уровне, а общение между участниками было максимально плодотворным. В рамках конференции, кроме интересных докладов, позвучавших во время пленарных заседаний, были проведены два круглых стола, посвященных проблемам герметичности крепи нефтяных и
газовых скважин, а также взаимоотношениям недропользователей, сервисных компаний и производителей продукции для нефтегазового комплекса. Модератором первого из них был известный ученый с мировым именем А.И.Булатов, второго - генеральный директор ООО «НПФ «Нитпо». Большой интерес у участников вызвала и открытая дискуссия на тему: «Что мешает внедрению инноваций в российском ТЭК?», в ходе которой можно было выслушать мнение как авторитетных экспертов, так и молодых специалистов. В результате обсуждения участники пришли к выводам, которые редко встретишь в современных отраслевых СМИ. Приводим лишь самые интересные моменты из этой дискуссии.

Тон дискуссии задал Сергей Никитин, издатель журнала «Нефтегазовая вертикаль». Он поделился своими данными о том, что на сегодняшний день перед нефтяниками и компаниями, которые с ними работают, стоят два основных вопроса:
• Должно ли государство вмешиваться в нефтегазовую отрасль: больше или меньше?
• Есть ли возможность состыковать интересы компаний и производителей?

Он отметил: ни для кого не является секретом, что внедрение инноваций в российской нефтегазовой отрасли становится необходимым. И дело касается даже не каких-то крупных шельфовых проектов, а банальных месторождений, которые разбросаны по всей России. Оставшиеся нераспределенными 600 месторождений далеки от гигантских, а по большей части (400 из 600) обладают запасами около 3 млн тонн нефти.
Понятно, чтобы разрабатывать такие месторождения и получать прибыль, нужно не только осваивать новые технологии по бурению, но и стараться увеличить приток нефти, а также разработать технологии, позволяющие использовать старые месторождения максимально эффективно.
Дела с этим, отметил докладчик, обстоят не лучшим образом. «Энергетическая стратегия», принятая правительством России - довольно непонятный документ, который показывает, что к 2020 году Россия должна достичь 30 % прироста добычи нефти по сравнению с нынешними цифрами. Как констатировал докладчик, «хотелки» неплохие, но чем они подкреплены - непонятно.

Напомним, что «TOPNEFTEGAZ» ранее уже анализировал данную стратегию и пришел к ряду выводов. В частности, ее схожести с социалистическими планами, которые так часто ставила перед предприятиями власть. Заслуживает критики и ориентация на экстенсивный путь развития топливно-энергетического комплекса страны, который подразумевает последовательное увеличение ресурсоэнергопроизводства как необходимого условия роста всей экономики. Так, в программе «Энергетической стратегии», например, планируется увеличение уровня добычи нефти к 2020 году до 520 млн. тонн. На заключительном этапе ТЭК должен выйти на новые рубежи: энергопотребление в России вырастет на 22-36 % (потребление газа увеличится на 18-24 %, нефтепродуктов - на 36-53 %, угля - на 33-70 %), планируется значительный рост экспорта углеводородного сырья. Во-вторых, в принятой «Энергетической стратегии…» полностью игнорируется предельная изношенность всей российской инфраструктуры добычи энергоресурсов, источников производства энергии и коммуникаций их распределения. Проблема устранения высокой степени износа основных фондов ТЭК, в котором уже устарело от 60 % до 80 % оборудования (в зависимости от отраслей), стала в настоящее время поистине ахиллесовой пятой российской экономики в целом. По оценкам российских специалистов, только на модернизацию существующей энергетической инфраструктуры необходимо около 600 млрд. долл. США. Откуда взять эти деньги, кто и во что их будет инвестировать - вопросы, на которые нет ответа. Следует признать, что считать «Энергетическую стратегию» важным документом для нефтяного будущего страны не приходится.
Эксперты на конференции отметили, что нужные технологии есть, в частности, по интересующим нас направлениям увеличения нефтеотдачи. В Норвегии она составляет 65 %, в Канаде - 60 %. Даже по Европе, где добыча нефти давно превратилась в необязательное хобби, этот процент превышает 40, а планируется быть доведенным и до 50. И это вполне реально - крупные компании не экономят средства. При этом государство, по сути, самоустранилось от этой задачи, создав лишь все необходимые законодательные и экономические предпосылки для ведения так называемого технологического соревнования между компаниями. В России государство поступило аналогично, только вот никаких условий не создало. Так, отмечают спикеры, у нас даже нет понятия «инновационной деятельности».

Как отмечают представители власти и опрошенные эксперты, необходимо, чтобы государство определило правила игры: сказало, будет ли помогать льготами, планирует ли расширять кредитные линии для компаний, которые занимаются инновациями и не бросит ли это все через пару лет, резко поменяв вектор инновационной политики. Вроде бы сегодня Владимир Путин заявляет о том, что государство готово предоставлять льготы инвесторам, но пример Штокмана показывает, что просто нет компаний, которые бы подходили под критерии государства для получения льгот и в то же время могли предложить комплексные решения. Геннадий Шмаль уверен, что внедрению инноваций мешают системные недостатки: отсутствие эффективной системы управления инновациями, слабое финансирование НИОКР, нет аналитики, четких методик обоснования инвестиций. Кое-кто даже задался вопросом: те же китайцы никого не стимулируют, а просто покупают, может и России это сделать? Но, как отметили большинство
участников дискуссии, это не выход. Главное сегодня для российской нефтянки - не сама добыча, а прогресс по увеличению извлечения нефти из скважин.

А ведь уже скоро о новых технологиях придется задуматься серьезно. Так, доля трудноизвлекаемых запасов в России составляет 65 %. 70 % «обычных» месторождений уже выработаны. Активная разработка новых месторождений - близкая перспектива, но технологий просто нет. Грустно слышать, что 95 % нефти в стране добывается при помощи заводнения скважин. И даже государство начинает признавать, что назвать это эффективным никак нельзя.

Многие рапортуют о новых технологиях, но их почему-то нет. В это же время есть данные, что в России в скважинах остается сразу 72 % нефти. И все потому, что при добыче принято использовать два основных типа: крупномасштабный гидроразрыв пласта и горизонтальное бурение. Легкодоступные запасы нефти это берет, а вот с трудноизвлекаемыми нужно мучиться: использовать такие технологии, как закачка горячей воды, вытеснение нефти паром, закачка углеводородного (попутного) газа и химические элементы. Спикеры отметили, что во всем мире давно применяются химические соединения для увеличения нефтеотдачи, но только не в России. Почему? Дело в том, что нынешние полимеры, которые производятся в нашей стране, нестабильны при низких температурах.

Вот данные по основным нефтяным компаниям России:

СУРГУТНЕФТЕГАЗ
Половина запасов - трудноизвлекаемые. Освоение новых залежей необходимо сопровождать новыми технологиями, средний дебет без них - 5 тонн. В компании отмечают, что продолжают работать над эффективностью: за последние 10 лет объемы эксплуатационного бурения увеличились в два раза, 700 операций зарезки (рост в 14 раз) горизонтальных столбов, есть и химические эксперименты. В прошлом году был достигнут 63 % уровень добычи.

ГАЗПРОМ НЕФТЬ
В компании активно ведется оценка запасов своих месторождений на завершающей стадии эксплуатации. Выявлено более 0,5 млрд тонн нефти, которые не вовлечены в разработку. По подсчетам специалистов, 350 млн тонн нефти можно дополнительно добыть за ближайшие 5 лет в действующих месторождениях с применением новых технологий. В компании отметили, что у нее появилась возможность применять дорогие инновационные технологии.

ТНК-ВР
Снижение налоговой нагрузки, отметили эксперты компании, позволяет поднять нефтедобычу на 5 %.
Была выведена пропорция: при нынешнем уровне налоговой нагрузки вся нефть добывается в пропорции:
1 / 3 - трудноизвлекаемые, 2 / 3 - обычные месторождения. Если нагрузку снизить, то цифры можно будет поменять местами, что приведет к увеличению добычи. ТНК-ВР рапортует о том, что на сегодняшний день 15 % от прибыли компании тратится на разработку новых месторождений и объемы геологоразведки выросли живать изменения. Понятно, что делать это на каждом месторождении, где есть задача запустить добычу прямо здесь и сейчас, никто не будет.
• Позволить работать рынку. Механизм применения новых технологий может быть запущен автоматически, когда работа для компаний будет выгодна, они сами будут выбирать самые подходящие инструменты. А вот советы не помешают.
• Законодательно закрепить за специальным органом или собранием экспертов роль инновационного лидера по внедрению технологии. Они вправе будут в 4 раза за последние годы. Используются такие новые технологии, как термощелочь, интеллектуальные скважины, закачка газа. Но, как констатируют «в уже почти Роснефти», для активного дальнейшего внедрения этих технологий требуется поддержка государства. Без него дорого окупать - несколько десятилетий. Для решения этой проблемы в ТНК-ВР предлагают устанавливать льготы на НДПИ для компаний, использующих новейшие технологии при добыче нефти.

Участники конференции во время дискуссии начали с ходу предлагать свои варианты решения этой проблемы: как использовать новые разработки в технологии добычи нефти в России. В частности, было предложено:
• Создать испытательные полигоны с независимыми оценками эффективности. В США подобных полигонов в различных условиях уже 4, в Норвегии - 2. Эти полигоны позволяли бы создать, для начала, идеальную ситуацию и отследить, как будет действовать та или иная технология. В дальнейшем можно было бы менять условия проведения экспериментов и отслерешать, какие наработки следует поощрять и помогать им, а какие пока не заслуживают внимания.
• Расширение доли малого и среднего бизнеса в процессе внедрения новых технологий. Для этого полезно вспомнить субподряды и активнее привлекать специалистов в той или иной сфере для решения конкретных задач, стоящих перед нефтяниками.
• Сервисные компании, проводящие поисковое бурение, при сегодняшнем уровне льгот являются настоящими «смертниками», ведь они оплачивают сами как удачные, так и неудачные изыскания. Именно на них должно быть направлено налоговое стимулирование, так как им придется искать все новые и новые месторождения по мере истощения запасов в уже существующих.
• Принятие закона «О нефтяной деятельности». Сформулировать понятие «трудноизвлекаемые запасы», при которых компании будут иметь право просить налоговое стимулирование.
• Создание специальных кафедр при крупных нефтегазовых университетах.

Один из экспертов справедливо попенял, что современные нефтяные компании часто забывают то, о чем банально пишут в учебниках. Например, что глушение скважин нефтью позволит увеличить добычу на 10 %, или то, что кислотные обработки и строительство дополнительных вспомогательных скважин дают ощутимый эффект. Справедливости ради следует отметить, что большинство российских нефтяных компаний работают в атмосфере, когда необходимо постоянно обеспечивать добычу нефти для крупных проектов (таких как ВСТО, например), не останавливая большинство
скважин для их модернизации, поэтому сегодня они просто физически не могут использовать те наработки, что предлагают эксперты.

Многие высказавшиеся говорили о том, что сегодняшняя роль государства должна быть обозначена точнее. С одной стороны, компаниям и производителям нужна его помощь, но с другой стороны - помощь правильная. Нужно, чтобы государство помогало, взяв пример с зарубежного опыта, а у нас оно мешает и вносит сумятицу противоречивыми документами. Да, сделан шаг по предоставлению льгот по шельфу.
Есть Штокман, но есть нюанс - к разработке не допущена ни одна российская компания, этот проект только для иностранных компаний. Так, получается, для российских компаний льгот пока нет. Важно помнить, что понятие рентабельности - это прежде всего система налогов. Измените систему налогообложения, и все сразу станет рентабельным. Если бы компаниям позволили отчислять налоги исходя из финансового результата деятельности, а не объемов добычи, то многие инновации сразу же стали бы прибыльными.

По итогам этой дискуссии TOPNEFTEGAZ сделал вывод, что состояние нашей науки в сфере инноваций сегодня трудно оценить оптимистично. Делается многое, но этого явно недостаточно, причем не в два-три раза, а на порядок меньше, чем требуется для обеспечения конкурентоспособных позиций наших компаний и государства в целом. Российские нефтяные компании сегодня финансируют научноисследовательские, опытно-конструкторские и проектные работы, но львиная доля - это финансирование проектных работ. Одна из основных причин, почему компании не финансируют науку в должной мере, заключается в разрозненности компаний, отсутствии координации и слабом стимулировании. Увеличение коэффициента извлечения нефти - это большая проблема, и поодиночке решить такую проблему крайне трудно. Поэтому решение ее требует государственного подхода. Почему важно делать работу сообща - слабая защита авторских прав. Все, что было создано наукой в советское время, сегодня внедрено за пределами России и нам же продается. Поэтому инвесторы и акционеры понимают, что вложения в науку если и вернутся, то лет через семь-десять, а могут и не вернуться вовсе. Совместные же разработки позволят надежнее защитить информацию.

Необходимо стимулирование внедрения и разделение рисков. От внедрения инноваций экономический эффект получает не только бизнес, но и государство. Можно шире применять практику предоставления «налоговых каникул» на период возврата инвестиций в результате внедрения инновационных технологий. Почему бы компании или инвестору, вложившим значительные финансовые средства в технологию или развитие сложного проекта, не предоставить некоторый период для возврата инвестиций в такие проекты? Это было бы честно. Все уже придумано в мире, ничего нового в этом нет, надо только более гибко пользоваться уже существующим инструментарием. Кроме прочего, конечно, нельзя не вспомнить о предложениях экспертов сформировать федеральную программу испытания и внедрения методов увеличения нефтеотдачи, где были бы прописаны экономические стимулы. Думается, что, если изложить эти предложения от большого числа нефтяников и производителей оборудования, государство к ним обязательно прислушается.

14255 просмотров

Подписка на новости

2018 2
 

Сколько будет стоить биткоин к концу года?