Аналитика [нефть и газ]

Обзор российского геофизического сервиса - 2010

18 марта 2011 г.

Сегмент геофизического сервиса занимает 15% общего объёма российского рынка нефтегазового сервиса. В отличии от других, этот вид сервиса обеспечивает нефтегазовые компании и топливно-энергетический комплекс (ТЭК) страны в целом информацией стратегического характера о состоянии и развитии их ресурсной базы, что важно с позиций энергетической и государственной безопасности России. С другой стороны геофизический сервис обеспечивает добывающие компании информацией, позволяющей рационально, экономически и технологически эффективно использовать огромные инвестиции, направляемые на поиск, разведку, разработку месторождений, бурение, ремонт и эксплуатацию скважин. В нефтегазовой отрасли геофизический сервис является самым наукоёмким, относится к сфере высоких информационных технологий, потенциалом для развития которых в мире обладает ограниченное количество стран. Россия наряду с США и Китаем такими возможностями располагает и накопила огромные знания и опыт в области геофизической науки, приборостроения и сервиса.


Участники рынка. Наглядным свидетельством деструктивных процессов, постигших отечественную геофизику в 90-е годы прошлого столетия, являются данные, приведенные в таблице 1 и на рис.1-3. С помощью «шоковой терапии», системы неплатежей, бартера мощный геофизический комплекс, успешно обслуживавший в советское время потребности нефтяной, газовой и геологической отраслей, был дезинтегрирован и разрушен. На его развалинах возникло большое количество средних и малых геофизических компаний с ограниченными финансовыми и техническими возможностями, вступивших в острую конкурентную борьбу не только между собой, но и с мировыми лидерами геофизического сервиса, любезно допущенными на отечественный рынок даже до вступления России в ВТО.


Для анализа рынка были отобраны российские и иностранные участники с годовым объёмом геофизического сервиса более 250 млн. руб. Представленные в таблице компании по форме собственности и принадлежности подразделяются на несколько групп.


Первую группу образуют геофизические предприятия, входящие в состав российских нефтегазовых компаний (Сургутнефтегеофизика, ТНГ-Групп, Газпромгеофизика и Ноябрьскнефтегеофизика). Они имеют надёжный рынок материнской компании, недоступный для сторонних игроков, как правило, оснащены самой передовой техникой и технологией, хорошо обустроены, а персонал обеспечен солидным социальным пакетом.


Во вторую группу входят независимые отечественные сервисные компании. Состав этой группы не однороден. Часть из них является многопрофильными, где геофизический сервис сочетается с другими видами нефтегазового сервиса (Холдингнефтегаз, Геотек Холдинг, Римера). Другая часть представлена чисто геофизическими компаниями с различной формой собственности. Среди них есть компании, контрольный пакет акций которых принадлежит государству (ЦГЭ, Самаранефтегеофизика, Волгограднефтегеофизика, Краснодарнефтегеофизика, Ставропольнефтегеофизика, Пермнефтегеофизика, Нижневартовскнефтегеофизика). Остальные являются полностью частными в форме ОАО или ООО. Независимые компании этой группы испытывают постоянный прессинг как со стороны нефтегазовых компаний на тендерах, так и иностранного сервиса, который стремится закрепиться на российском рынке. Помимо представленных в таблице на рынке действует большое количество малых сервисных предприятий, специализирующихся на проведении отдельных видов исследования, например, навигация при проводке скважин, углеродно-кислородный, ядерно-магнитный каротаж, геолого-технологические исследования и др.


Третью группу образуют иностранные сервисные компании. Здесь представлены все лидеры мирового геофизического сервиса американские компании Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, Weatherford. Не встречая противодействия со стороны государства и отечественных нефтегазовых компаний, они год от года наращивают своё присутствие на российском геофизическом рынке путём поглощения независимых компаний. Наибольшая активность наблюдается со стороны компании Schlumberger, которая приобрела Тюменьпромгеофизику, Петроальянс, Красноярнефтегеофизику, Поморнефтегеофизику, Геофит, Сибирскую геофизическую компанию и др. Компания Baker Hughes владеет Оренбургнефтегеофизикой, а Weatherford пытается приобрести Ноябрьскнефтегеофизику. Собственниками Интегры являются американские и европейские инвестиционные фонды. Она выкупила Тюменнефтегеофизику и несколько мелких компаний ГИС, объединила свои сейсмические активы с аналогичными активами в России Schlumberger. Соотношение финансовых возможностей американских компаний и самых крупных российских представителей сервиса явно складывается не в пользу последних. По выручке, например, Schlumberger превосходит Готек Холдинг в 70 раз.

На рис.1-3 представлено долевое участие отдельных и групп компаний на рынке ГИС, сейсморазведки и геофизики в целом.

Таблица 1.

Дестабилизация рынка геофизического сервиса. В предкризисные (2003-2008) годы на фоне 15% ежегодного роста российского рынка нефтегазового сервиса геофизический сегмент развивался опережающими темпами (20%\год). Негативные последствия мирового экономического кризиса в наиболее острой для геофизического сервиса форме проявились в 2009 г. и продолжились в 2010 г. В 2009 г. рынок упал на 10%, а в 2010 г. в денежном выражении стабилизировался на уровне 2009 г., несмотря на некоторый рост физического объёма. Жёсткие меры экономии, принятые нефтегазовыми компаниями в отношении сервисных компаний, разрушили хрупкий баланс интересов, сложившийся на рынке геофизических услуг. При проведении нефтегазовыми компаниями тендеров вопросы качества, эффективности и безопасности геофизических исследований отошли на задний план, уступив пальму первенства стоимостным показателям.


Рис. 1 Российский рынок геофизичесого сервиса - 2010 г.


Рис. 2 Российский рынок сервиса ГИС - 2010 г.


Рис. 3 Российский рынок сейсморазвдки - 2010 г.


Уровень реальных цен на геофизический сервис сравнялся, а в ряде случаев стал ниже себестоимости проводимых исследований. Условия выполнения и финансирования работ, устанавливаемые нефтегазовыми компаниями, стали носить явно выраженный дискриминационный характер. Например, срок оплаты выполненных работ был увеличен с 30-60 дней до 120 дней, договора заключались на короткий срок, без авансирования. Появилось большое количество недобросовестных подрядчиков, широко практикующих откровенный демпинг при низком качестве геофизических исследований и большом риске потерь, связанных с аварийностью и безопасностью. Крупные отечественные геофизические компании в таких условиях лишились возможности инвестирования в развитие новой техники и технологий, стали терять свои конкурентные преимущества и вымываться с рынка. Далее по цепочке лишались источников финансирования отечественные компании, занимающиеся разработкой наукоёмкой геофизической аппаратуры и программного обеспечения, а затем наступили тяжёлые времена со сбытом у высокотехнологичных компаний геофизического приборостроения. Складывающаяся на российском рынке в целом неблагоприятная для отечественного сервиса ситуация оказалась весьма выгодной для иностранных сервисных компаний. Располагая необходимыми финансовыми средствами, они стали вкладывать капитал в поглощение ключевых игроков, чтобы в конечном итоге установить свой контроль над рынком. Последовавший по завершению первой фазы кризиса рост мировых цен на нефть до 100 и более $\баррель, никак не повлиял на смягчение ценовой политики заказчиков. Всё это дестабилизировало рынок геофизического сервиса и ввергло его в состояние хаоса.


Регулирование сервисных цен. Мониторингом и регулированием отношений на 700 млрд. руб. рынке нефтегазового сервиса в России никто не занимается. Достаточно красноречиво об том свидетельствует полное отсутствие компетентных специалистов этого профиля в составе Минэнерго РФ. Саморегулирующих организаций и соответствующих механизмов регулирования в нефтегазовой отрасли не создано, отсутствует какая-либо понятная концепция, стратегия государства по развитию этого рынка. В этом заключается главная причина хаоса в таком стратегически важном для энергетической и государственной безопасности направлении, каким является нефтегазовый сервис.


Для вывода российского геофизического сервиса на путь устойчивого развития и установления на рынке справедливых, максимально прозрачных, цивилизованных отношений между нефтегазовыми и сервисными компаниями необходимо вмешательство регулятора рынка (Минэнерго РФ) по корректировке порядка ценообразования и существующих правил проведения тендеров. Утверждённые Минэнерго РФ, МПР РФ и ОАО Газпром методические указания по ценообразованию МУ ГИС-98, производственно-отраслевые сметные нормы на геофизические услуги ПОСН 81-2-49 и Единые районные единичные расценки (ЕРЕР, 1990 г.) обязательные для применения на территории Российской Федерации, практически перестали действовать. Выход из сложившейся ситуации предложен Евро-Азиатским геофизическим обществом (ЕАГО) совместно со специалистами ведущих геофизических компаний.

Таблица 2.

УКРУПНЁННЫЕ ТАРИ ФЫ НА ПРОВЕДЕНИЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
(при цене на нефть до 50 $\баррель повышающий коэффициент Кц=1, при 50 - 100 $\баррель Кц=1,2)

1 - глубина скважин до 2500 м., угол наклона 0-50°, горизонтальные скв. - 50-90°; 3 - глубина скважин до 3500 м., угол наклона 0-50°, горизонт. скв. - 50-90°;
2 - глубина скважин до 3500 м., угол наклона 0-50°, горизонтальные скв. - 50-90°; 4 - глубина скважин до 3000 м., наклон. скв. до 3500 м., горизонт. скв. до 4500 м.

Его суть состоит во введении временно на 3 года «Укрупнённых тарифов на проведение геофизических исследований» (Таблица 2). Предусмотренный тарифом уровень цен позволит геофизическим предприятиям решать проблемы технического оснащения, финансирования НИОКР, социальной защиты персонала. Для нефтегазовых компаний рост затрат на геофизический сервис не превысит 30%. В США, например, уровень затрат на сервис в расчёте на добытый баррель нефтяного эквивалента в 4,7 раза выше, чем в России. До утверждения тарифа предлагается образовать под эгидой Минэнерго РФ согласительную комиссию из представителей нефтегазовых и сервисных компаний. После выработки окончательной редакции, тарифы можно было бы утвердить и ввести в действие. Одновременно ЕАГО с участием специалистов нефтегазовых и сервисных компаний готово приступить к разработке нового регламента по ценообразованию в геофизике, отвечающего современным рыночным реалиям.


Государственная политика. Ясно выраженной государственной политики в отношении нефтегазового сервиса вообще и геофизического сервиса в частности в России, к сожалению, не существует. Провозглашённый руководством страны курс на модернизацию экономики, развитие наукоёмких и высокотехнологичных производств прямо на происходящие вокруг российской геофизики процессы влияния не оказывает. Поручение Правительства РФ Министерству энергетики и МПР по созданию в 2010 г. интегрированных российских сервисных компаний на основе предприятий с государственным контрольным пакетом акций благополучно провалено.


В отличии от государства крупный российский бизнес в 2010 г. проявил большую активность и заинтересованность в приобретении и консолидации активов отечественного нефтегазового сервиса. Примером может служить приобретение его представителями ОАО Бургаз, блокирующего пакета акций Геотек Холдинга и др. Если эта тенденция получит развитие, то процесс консолидации может ускориться, а его результат оказаться более эффективным, чем у государства. Наблюдается также резкая активизация в этом направлении американского бизнеса в лице Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, Weatherford, о чём свидетельствуют события вокруг продажи сервисных активов Газпром нефти, Башнефти, блокирующего пакета акций Башнефтегеофизики. Либеральная позиция ФАС в отношении поглощения иностранным бизнесом российских геофизических компаний, имеющих стратегическое значение, не может не вызывать неприятия и недоумения. Напомним, что к видам деятельности, имеющим стратегическое для безопасности страны значение, относятся: геофизика, геологическое изучение недр, разведка и добыча полезных ископаемых на участках недр федерального значения, работа с использованием радиационных источников.


Судя по всему, 2011 г. может стать решающим в противоборстве российского и иностранного бизнеса за отечественный рынок нефтегазового сервиса. Если национальный бизнес при осознанной поддержке государства возьмёт верх, то иностранные сервисные компании постепенно будут вытеснены с российского рынка и начнётся борьба за $ 100 миллиардный глобальный рынок высокотехнологичного нефтегазового сервиса. В противном случае отечественные нефтегазовые компании попадут в информационную зависимость на внутреннем рынке от американских, а на внешнем от американских и китайских сервисных компаний. Нефтяные компании получат услуги в 5-10 раз дороже, а страна в очередной раз лишится ещё одной высокотехнологичной сферы науки и бизнеса, в которой Россия традиционно занимала ведущие в мире позиции и могла бы зарабатывать на глобальном рынке не меньше, чем от продажи оружия ($ 10-15 млрд.\год).


Для сравнения сошлёмся на государственную политику США и Китая в этой области. Правительства этих стран-членов ВТО всемерно поддерживают, защищают и продвигают интересы высокотехнологичных компаний нефтегазового сервиса на внутреннем и глобальном рынках. На территориях этих стран, например, доля иностранного геофизического сервиса поддерживается на уровне не выше 5%.


Политика нефтегазовых компаний. Экономическая политика нефтегазовых компаний, игнорирующая интересы отечественного геофизического сервиса, при поддержке Минэнерго РФ могла бы в 2011 г. трансформирована в режим наибольшего благоприятствования. Это необходимо для преодоления последствий кризиса и вывода российской геофизики на путь устойчивого развития. В рамках такого режима при прочих равных условиях предпочтение при получении заказа должны иметь российские компании, а договорные отношения могли бы строиться на долгосрочной и взаимоприемлемой финансовой основе. Тендерные комиссии должны допускать к конкурсу только предварительно квалифицированные компании с безупречной репутацией. При квалификации претендентов на участие в тендере главными критериями должны быть геолого-экономическая эффективность, качество, безопасность работ, технико-технологическая оснащённость, культура производства. Это позволит отсечь от участия в тендере недобросовестных фирм-однодневок, пресечь попытки демпинга и в целом оздоровить отношения недропользователей с сервисом. Введение подобного режима позволит российской геофизике получить необходимую передышку от изнурительной борьбы на выживание, направить свои усилия на консолидацию разрозненных сил, техническое и технологическое развитие, укрепление конкурентоспособности и возврат утраченных позиций на внутреннем и мировом рынках.


Инновационная политика. Миф об отсталости российской геофизической науки, приборостроения и сервиса явно преувеличен. Мощный интеллектуальный, научный, приборостроительный потенциал, созданный в советские годы в геофизике, сравнительно легко справился с оснащением сервисных компаний в России и СНГ конкурентоспособными геофизическими станциями, подъёмниками, скважинной аппаратурой, кабелем, перфорационными зарядами и другими видами техники. Отставание в отдельных видах ГИС (MWD, LWD, имиджеры) и сейсморазведки обусловлено 20-летним отсутствием финансирования НИОКР как со стороны нефтегазовых компаний, так и государства. Собственные возможности финансирования НИОКР, как следует из вышеизложенного весьма ограничены.


Для сравнения компания Schlumberger на обеспечение лидирующих в мире позиций своего нефтегазового сервиса вкладывает в НИОКР $ 1,5 млн.\сут. Китайское Правительство, понимая значимость геофизики в 2010 г. выделило на НИОКР только в области ГИС 10 млрд. юаней сроком на 5 лет. Минэнерго РФ и отечественные нефтегазовые компании инвестированием в развитие геофизической техники и технологий вообще не занимаются. В 2010 г. общий объём затрат со стороны сервисных и приборостроительных компаний на НИОКР в геофизической области составил по России в целом примерно $ 10-15 млн. В советское время на эти цели тратилось около $ 150 млн.\год. Удручает то, что созданные даже на эти мизерные средства прорывные российские разработки по достоинству оцениваются и впервые получают путёвку в промышленность у иностранных, а не российских нефтегазовых компаний. Например, уникальная отечественная аппаратура электрического каротажа через обсадную колонну, которая во всём мире считается высшим в геофизике научным и технологическим достижением, востребована и поставляется прежде всего в Китай.


Наверстать упущенное из-за 20 летнего перерыва в финансировании НИОКР не просто, но, как показывает Китай, возможно. Путь копирования достигнутого кем-то вряд ли целесообразен. Научный и производственный потенциал геофизических приборостроительных компаний, военно-промышленного комплекса, ВУЗов страны позволяет создавать технику, технологию, программное обеспечение с опережающими конкурентов характеристиками. Прежде всего, необходимо ликвидировать отставание в области каротажа в процессе бурения (MWD, LWD), геофизическом сервисе морских скважин, морской и наземной сейсморазведке, электрических имиджерах, аппаратуре и средствах доставки для исследования действующих горизонтальных скважин. Вместе с тем необходимо закрепить российский приоритет в программном обеспечении для геологического и гидродинамического моделирования на суперкомпьютерах, прорыв в исследовании скважин, оборудованных УЭЦН, интеллектуализации действующего фонда добывающих и нагнетательных скважин. Необходимо построить в ведущих научных центрах страны 3-4 установки физического моделирования, имитирующих 3-х фазный поток в действующих скважинах с регулируемым углом наклона ствола. Для обеспечения единства геофизических измерений с целью повышения точности определения начальных и текущих запасов месторождений углеводородов необходимо построить базовый для страны метрологический центр с полным набором эталонных моделей пластов. Разработка такой 5-ти летней программы НИОКР возможна силами ЕАГО с привлечением специалистов нефтегазовых, сервисных, научных и приборостроительных компаний. Для её финансирования потребуется привлечение средств государства, нефтегазовых и сервисных компаний.


В заключении отметим, что в кратком обзоре текущего состояния и тенденций развития отечественной геофизики мы коснулись только наиболее болезненных проблем. В их разрешении без понимания и поддержки со стороны Минэнерго РФ, нефтегазовых компаний, крупного российского бизнеса не обойтись.

19035 просмотров

Подписка на новости

РК 2014
 

Нужно ли приватизировать "Роснефть"?